Топчихинский район в произведениях российской литературы

 

Тот, кто прочёл за свою жизнь хотя бы с десяток  художественных произведений знает, что в  большинстве из них, пусть даже вымышленные,  герои живут и действуют  в реально существующих  населённых пунктах. К примеру, жители Санкт-Петербурга в  романе «Преступление и наказание» Ф.М.  Достоевского наверняка  узнают  знакомые им с детства районы своего города, но только такими, какими они были  больше сотни лет назад. А есть ли художественные произведения, в которых описываются населённые пункты нашего Топчихинского района. Оказывается есть. И вы при желании их можете прочесть либо в нашей районной библиотеке, либо интернете. Думаю вам, читатель интересно будет узнать действия каких романов и повестей разворачиваются у нас в районе, или  героями каких художественных произведений стали наши земляки.

Записки контрреволюционера

Сегодня я хотел бы познакомить вас с героями романа Алексея Николаевича Прядилова «Записки контрреволюционера». Но прежде несколько слов об авторе.

Прядилов Алексей Николаевич родился в 1927 году в Нижнем Новгороде. Затем его семья переехала в Москву, где он, к великому удивлению столичных педагогов и учеников сдал экстерном на отлично все  экзамены за курс средней школы и поступил в Московский Нефтяной техникум. Уже в школе он начал не только писать стихи, но и издавать их в рукописном нелегальном сборнике «Налим». Стихи были смелые и правдивые, выражавшие истинное отношение юного  автора к культу личности, к бесконечным поискам врагов народа, к стремлению халатность и трусость некоторых списать на действия каких то  мифических вредителей. Судите сами, вот одно из его стихотворений :

Совесть, как невинность – дар небес,

Каждому с рожденья преподносят,

И её как на Голгофу крест,

Все несут. Я не скажу: выносят.

Как следствие такого вольнодумства – арест. В 1945 году  восемнадцатилетнего паренька осудили на 7 лет лишения свободы. Потом была череда лагерей и пересылок, встречи и дружба с уникальными людьми, к которым на свободе Алексей, наверное, никогда бы даже не посмел подойти. Лагерный кошмар закончился в одном из самых страшных лагерей ГУЛАГа, специальном лагере для врагов народа «Озёрлаг». Затем реабилитация, возвращение в Москву, восстановление в техникуме и написание книги о пережитом.

В романе, Алексей Николаевич, всю пятую главу посвятил своему пребыванию в Чистюньском оздоровительном лагере, в котором он пробыл с 1946 по 1949 годы.

И так, прибыл герой романа, молодой паренёк с клеймом контрика в Чистюньский лагерь в 1946 году. По распределению, которое состоялось в Комендантске, (ныне посёлок Кировский) попал Алексей в лагпункт №4. Сейчас это посёлок Ключи. И вот тут в романе начинается  описание лагеря, его работников и сидельцев. Поскольку в течение 9 лет (с 2000 по 2010 годы) я жил с семьёй в посёлке Ключи мне много раз приходилось слышать различные рассказы и байки о начальниках лагпункта, что порой казалось что я с ними знаком. Трудно описать чувства, когда в художественном произведении ты вдруг узнаёшь этих людей.    О начальнике 4 лагпункта Бурлакове (фамилия изменена автором) мне приходилось слышать неоднократно и вот в романе предстаёт «хозяин» лагпункта, тот самый Бурлаков,  в прошлом боевой офицер капитан. Как пишет о нём автор: « Был (он) не профессиональный энкэвэдэшник, а личность не стандартная, склонная к партизанщине, профессиональный военный, капитан, пришедший в лагерь с фронта. По слухам, ходившим среди заключённых, он там, на фронте имел какую-то провинность, и поэтому с понижением с майора до капитана был отправлен в Чистюньский лагерь начальником лагпункта. К Заключённым он относился не как к врагам народа, а как к работникам, и воспринимал лагерь как большое сельскохозяйственное предприятие». Оценку Бурлакову, называя его фронтовиком, в романе даёт приехавший на свидание с сыном, вернувшись с войны, отец главного героя. О склонности «хозяина»  к партизанщине говорит и тот факт, что в 1947 году, наверное в единственном на весь ГУЛАГ, лагерном пункте им было открыто фотоателье с профессиональным фотографом. Четыре снимка из этого лагерного фото салона сейчас хранятся в фондах нашего районного музея. О недопустимом нововведении на верху быстро  прознали, и  закрыли. Вторым представителем работников лагеря в романе предстаёт старший надзиратель Коноваленко (фамилия так же изменена автором): «Человек добрый. Мог  раскричаться, наделать много шума, но к репрессивным мерам не прибегал. Сам человек не очень грамотный, годов 35 от роду, очень  любил послушать рассказы заключённых о Москве, Ленинграде и других дальних городах и странах. Профессиональным ценителем драматического искусства он, конечно, не был, но  на репетиции нашего драмкружка приходил часто».

Именно про него нормировщик лагпункта неунывающий одессит, балагур и пересмешник, а по совместительству артист лагерной труппы  зэка Петя Зубов сочинил массу частушек, за которые в конце концов едва не загремел в Карцер. Вот одна из них:

«Дьякон в церкви служит Богу

Атеисту храм – музей,

Цимерману – синагога,

Коноваленко – кандей» (кандеем  на лагерном жаргоне назывался карцер).

О расположении лагерных построек сейчас свидетельствуют только едва различимые, заросшие травой холмики на окраине посёлка Ключи. В романе же, автор пусть и коротко,  но всё же рисует картину самого лагпункта. Так, заключённых в лагере было человек 500 и мужчин и женщин. Два барака для мужчин, два для женщин. Никаких оград, кроме той, что отделяла женскую жилую зону от мужской в лагере не было. В центре лагеря красивый сквер с лавочками и клумбой в виде пятиконечной звезды.

Наиболее подробно и интересно описана в романе жизнь лагерного театра 4 лагпункта. Представлен его солидный репертуар. Это:

Симонов – «Русские люди»

Старинные русские водевили «Беда от нежного сердца» и  «Аз и ферт»

Фонвизин – «Недоросль»

А.С. Пушкин – «Цыгане»

А.С. Пушкин – «Каменный гость»

А. Островский  — «Гроза»

Концертные, поэтические вечера, на которых читались стихи А.Блока, А.С.Пушкина,  М.Ю. Лермонтова,  Н. Некрсова и других великих поэтов.

Руководил театральной группой на 4 лагпункте бывший художник Акимовского Ленинградского театра, а сейчас зэка Глебов Виктор Алексеевич, отбывавший срок по 58 статье и работавший в лагере заведующим клубом. Он же был и главным режиссером постановщиком всех концертов и  спектаклей. О составе театральной труппы можно судить по расписанной по ролям пьесе «Гроза», в которой должны были играть:

Катерина –  зэка Матрёна Остроухова

Кабаниха – зэка Чернова Мария Александровна, бывший завуч школы и учитель биологии.

Дикой –  зэка Глебов Виктор Алексеевич, бывший театральный художник декоратор из Ленинграда.

Борис —  зэка Миша, фамилия и отчество не указывается.

Оля – зэка Варвара

Кудряш – зэка Пётр Зубов

Тихон – зэка бывший студент Волков

Шапкин – зэка лагерный бухгалтер Кулаков

Феклуша – зэка Елена Ивановна

Глаша – зэка  лагерный парикмахер Зинаида

Кроме того членом труппы являлся и автор романа бывший  студент  Алексей Прядилов.

Трудно себе представить, что же  из себя представлял лагерный клуб в лагпункте №4, на подмостках которого с оглушительным успехом блистала самодеятельная артистка Матильда (Матрёна) Остроухова. Отпускал свои искромётные шутки и виртуозно импровизировал конферансье Петя Зубов из Одессы. В романе есть описание этого храма искусства среди унылой лагерной действительности. «Клуб на ОЛП был с зрительным залом мест на 200. Стены и потолок зала Глебов расписал сам. На стенах среди орнаментов в русском стиле в цветущих яблоневых садах обитали диковинные звери и птицы». Эту расписную красоту наверняка ещё помнят многие старожилы посёлка Ключи, которые  не один год, после ликвидации лагеря собирались на культурные мероприятия в  этом клубе, располагавшемся на горе при въезде в современный посёлок.

Не однократно обращаясь к теме истории Чистюньского лагеря я сталкивался с множеством рассказов об известных артистах отбывавших наказание в Чистюньлаге. Автор романа, человек близкий к театральной жизни Чистюньского лагеря, так же называет несколько известных в те времена имён. Так в театральной труппе центрального лагерного пункта в 1947-1949 годах играли  бывшая актриса Малого театра (Москва) Ольга Николаевна Полякова, оперная певица из Киева Рекис, актер театра Иванов и другие. С 1948 года Ольга Николаевна Полякова сменила на должности заведующего клубом Виктора Алексеевича Глебова отправленного по этапу в Озёрлаг. Вот с таких мастеров отечественной сцены начинал своё существование клуб в посёлке Ключи.

Вот так  остался на века запечатлён в «Записках контрреволюционера»   один из необычных  островков ГУЛАГа, Чистюньский лагерь НКВД, его быт и нравы.