Список детей эвакуированных в Топчихинский район из Ленинграда

Список детей эвакуированных в Топчихинский район из Ленинграда

  1. Хабибулина Галина Васильевна — 1938 г.р., эвакуирована с семьёй в с. Володарка в 1942 году. Сейчас проживает в г. Приозёрск Ленинградской обл.
  2. Погодина Аграфена Егоровна — 1936г.р., эвакуирована с мамой, сестрой и братом из г. Араниенбаум (Ломоносов) Ленинградской обл. Окраина Ленинграда. Проживает в с. Топчиха Алтайского края
  3. Алексеев Владимир Васильевич. 1932 года рождения. Воспитанник  детского дома №17. Эвакуирован в 1943 году в Алтайский край Топчихинский район Чистюньский с/с с. Чистюнька. Где сейчас проживает не известно.
  4. Балашов Василий Петрович, 21/01/1930 года рождения. Воспитанник детского дома №17 г. Ленинграда. Эвакуирован в 1943г в Алтайский край Топчихинский район Чистюньский с/с с. Чистюнька, Чистюньский детский дом. Где сейчас проживает не известно.
  5. Васильев Александр Михайлович, 02/11/1931 года рождения, воспитанник детского дома №17. До того как попал в детский дом проживал в г. Ленинград ул. Мытнинская д.9 кв.21. Эвакуирован в 1943г в Алтайский край Топчихинский район Чистюньский с/с с. Чистюнька, Чистюньский детский дом. Где сейчас проживает не известно.
  6. Ежова Екатерина Петровна, 24/04/1933 года рождения, воспитанница детского дома №17. До того как попала в детский дом проживала в г. Ленинград ул. Косая линия В. О. дом 24/25 кв. 43. Эвакуирован в 1943 году в Алтайский край Топчихинский район Чистюньский с/с с. Чистюнька, Чистюньский детский дом. Где сейчас проживает не известно.
  7. Косянова Евдокия Михайловна, 02/03/1930 года рождения, воспитанница детского дома №17. До того как попала в детский дом проживала в г. Ленинград ул. Симанская дом 16 кв. 9. Эвакуирован в 1943 году в Алтайский край Топчихинский район Чистюньский с/с с. Чистюнька, Чистюньский детский дом. Где сейчас проживает не известно.
  8. Могилев Анатолий Иванович, 21/06/1932 года рождения, воспитанница детского дома №17. Эвакуирован в 1943 году в Алтайский край Топчихинский район Чистюньский с/с с. Чистюнька, Чистюньский детский дом. Где проживает сейчас не известно.
  9. Паншин Александр Яковлевич, 1933 года рождения, воспитанник детского дома №17. До того как попал в детский дом проживал в г. Ленинград, ул. Моховая дом 43 кв. 40. Эвакуирован в 1943 году в Алтайский край Топчихинский район Чистюньский с/с с. Чистюнька, Чистюньский детский дом. Где проживает сейчас, не известно.
  10. Паншин Виктор Яковлевич, 26/02/1931года рождения, воспитанник детского дома №17. До того как попал в детский дом проживал в г. Ленинград, ул. Моховая дом 43 кв. 40. Эвакуирован в 1943 году в Алтайский край Топчихинский район Чистюньский с/с с. Чистюнька, Чистюньский детский дом. Где проживает сейчас не известно.
  11. Рачкина Калерия Викторовна, 14/05/1931 года рождения, воспитанница детского дома №17.  Эвакуирован в 1943 году в Алтайский край Топчихинский район Чистюньский с/с с. Чистюнька, Чистюньский детский дом. Где проживает сейчас не известно.
Список детей эвакуированных в Топчихинский район из Ленинграда
Список детей эвакуированных в Топчихинский район из Ленинграда
Список детей эвакуированных в Топчихинский район из Ленинграда
Список детей эвакуированных в Топчихинский район из Ленинграда
Список детей эвакуированных в Топчихинский район из Ленинграда
Список детей эвакуированных в Топчихинский район из Ленинграда
Список детей эвакуированных в Топчихинский район из Ленинграда
Список детей эвакуированных в Топчихинский район из Ленинграда
Список детей эвакуированных в Топчихинский район из Ленинграда

Дети, у которых указаны адреса проживания, это по видимому те, кто попал в детский дом во время блокады, после того, как умерли родственники. Те, у кого адрес не указан, видимо были воспитанниками детского дома до блокады.

Дети, эвакуированные, самые младшие были в возрасте 10 лет. Это, по военному времени могло считаться за вполне взрослый возраст. Таких детей, чтоб отправить из кольца, посылали сопровождающими с воспитанниками детских садов, эвакуируемых из Ленинграда, или домов малютки. После того, как детский сад достигал места эвакуации, сопровождавших их старших детей распределяли по детским домам того региона, куда был эвакуирован детский сад, или дом малютки.

Среди воспоминаний бывших воспитанников детского дома №17 есть воспоминания, о том, что часть детдомовцев были отправлены из кольца, в эвакуацию в 1943 году (когда кольцо было прорвано, и из города началась массовая эвакуация детей) на Алтай. Часть из них попало в детский дом с. Горбуновка, часть в детский сад в Чистюньке. Воспоминания двоих воспитанников детского дома №17 приводятся ниже. (Неточности в воспоминаниях не исправлялись. Воспоминания представлены в первоначальном виде)

Евдокимов Николай Васильевич

Во время блокады мне было 12 лет. Из-за дистрофии я не мог ходить. Моя тетя, которая была врачом, спасла меня и принесла на руках в свою больницу. Летом 1942 года моя мать и брат были эвакуированы с заводом в город Горький. К этому времени отца уже не было, он погиб на Ленинградском фронте.

После больницы я попал в детский распределитель, а оттуда в детский дом № 17. В детском доме я играл в духовом оркестре на альте и до сих пор помню мелодию песни «Смело, товарищи, в ногу, духом окрепнем в борьбе».

Вечерами я и мои товарищи по детдому работали на токарных станках, которые были у нас в подвале. Мы делали черновую обточку стволов. Летом 1943 года, после прорыва блокады, я и часть детей из детдома были перенаправлены ночью на барже через Ладогу на Большую землю. В июле 1943 года мы уже были в городе Барнауле. Там в детском доме поселка Горбуновка я был почтальоном, дергал на полях пшеницы полынь двухметровой высоты, пас овец, свиней и телят. Лучшие из нас в качестве поощрения за хорошую работу и учебу ходили в кино в Барнаул – 20 километров туда и 20 обратно. На почту в поселок Михайловское я ходил около трех километров по Кулундийской степи. Зимой там было жутковато – метель и вой степных волков.

Осенью 1945 года моя тетя из Ленинграда сделала мне вызов, и я вернулся в свой родной город.

АЛЕШИН ЕВГЕНИЙ ВАСИЛЬЕВИЧ

Родился 1 сентября 1930 года. «Отличник здравоохранения СССР», «Заслуженный врач Украины», кандидат медицинских наук, полковник медицинской службы в отставке. Воспитанник детского дома № 17. Все 900 дней оставался в блокированном Ленинграде.

Когда началась война, мне еще не было одиннадцати лет. Прекрасно помню этот ясный солнечный день, воскресенье. На углу улицы Пестеля и Моховой из репродуктора услышали выступление В. М. Молотова. Наверное, я еще не смог оценить, насколько все страшно, но помню, что в душе поселилась тревога. Во дворе дома увидел шестилетнего двоюродного брата, который бегал с противогазом и кричал: «Ура! Мы победим!» Так мы были воспитаны с детства и в победе были уверены. Эта эйфория передалась и другим мальчишкам, и мы тотчас начали строить планы быстрой победы.

На фронт нас, мальчишек, естественно, никто не пустил, но взяли в отряд местной обороны. В свои 10 – 11 лет мы были достаточно политизированы и интересовались международной обстановкой. Я прекрасно помню войну с Финляндией, в результате которой граница, бывшая в 30 км от Ленинграда, отодвинулась далеко за Выборг. Город перестал быть приграничным.

Ребенком, опухшим от голода, пока были силы, я, как и мои сверстники, продолжал работать в отряде местной обороны: сбрасывал с крыш и тушил зажигательные бомбы, работал у станка, растачивая стволы для автоматов, патрулировал по ночному городу, собирал трупы на дорогах. И в эти дни думал: если удастся выжить, хорошо бы написать книгу о том, что пришлось пережить ленинградцам в дни блокады. Искренне благодарен А. Маковскому, В. Инбер, О. Берггольц – они увековечили подвиг ленинградцев.

Мы с мамой остались вдвоем в огромной ранее многонаселенной коммунальной квартире. А когда я от тяжелого истощения перестал вставать, то попал в спецбольницу для детей-дистрофиков. Здесь еще в декабре узнал от отца, что готовится крупное наступление по прорыву кольца блокады. Но отец в этих боях погиб, а мама умерла от голода.

С этого времени я стал воспитанником государства. Из больницы я был направлен в детский дом № 17, которым в этот период руководил Михаил Николаевич Рюмин, а после ухода его на фронт – Мария Константиновна Хожева, или «мамаша», как мы ее любовно называли. В детском доме мы встретили отеческую и материнскую заботу. Воспитатели, многие из которых были в свое время воспитанниками Макаренко, жили с нами одной семьей. Я не помню, чтобы кто-нибудь из них уходил домой, а у многих и не было этого дома – их разрушила война. Здесь нас обучали ремеслу, развивали культуру и общий кругозор. С утра школа, а после нее старшие ребята – ученики 5 – 6 классов – работали для фронта. Из каких-то складов в нашу мастерскую привозили старого образца винтовки. Нашей задачей было обрабатывать их под стволы для автоматов – сбить лишние детали, укоротить и расточить стволы, отправить на спецзавод. Хотя блокада и была прорвана, но на узком перешейке и оружия, и хлеба по-прежнему не хватало.

Всегда с чувством благодарности вспоминаю детский дом. Все наше поколение в результате войны было лишено детства, но особенно дети Ленинграда – мы не играли в детские игры, мы не баловались и не хулиганили, как положено мальчишкам. Лозунг «Все для победы!» жил даже в школе: получил «пятерку» – убил Ганса (офицера), получил «четверку» – убил Фрица (солдата), получаешь «двойку» – значит, стреляешь по своим.

Каждый старался не ударить лицом в грязь. В 1942 – 1943 годах мы еще не знали, когда закончится война, но были готовы принять в ней участие с оружием в руках, как только прикажут. Но пока – война на картах. Небывалый интерес у школьников, особенно у нас, детдомовцев, вызывали события, происходившие на фронтах. Не знал Верховный главнокомандующий, что существует в блокадном Ленинграде еще одна Ставка Верховного главнокомандования, созданная заведующей библиотекой нашего детского дома. Были среди нас и Жуков, и Василевский, и Ватутин, и другие командующие фронтами. Ваш покорный слуга дублировал любимого всеми К. К. Рокоссовского. Вечерами, когда оканчивались занятия и работы, каждый «командующий» у карты докладывал о событиях, флажками обозначались освобожденные и взятые города.

С особой теплотой вспоминаю духовой оркестр, участником которого был со дня его основания. Еще в начале 1943 года пришел к нам маленького роста человек, бывший воспитанник этого детского дома, прекрасный музыкант, солист оркестра Ленинградского военного округа Михаил Терентьевич Парфенов. Он организовал детский духовой оркестр. И уже через месяц мы играли на торжественных собраниях на заводах и в клубах, в госпиталях и просто на улицах. Весть об оркестре быстро разнеслась по городу, ведь это был единственный в осажденном городе оркестр, да еще детский, в красивой полувоенной форме зимой и в пионерской форме – летом.