Три года войны лейтенанта Грибкова

 

Александра Николаевича Грибкова в Топчихе знают многие. Кто-то встречался с ним в школе, на уроке мужества, в которых он никогда не отказывался участвовать, пока позволяло здоровье. Кто-то, помнит его по  выступлениям на торжественных мероприятиях, проводимых в райцентре. Знакомы с Александром Николаевичем и в районном краеведческом музее, с которым он  постоянно активно сотрудничает. По этому, в преддверии великого праздника Победы, районный краеведческий музей поздравляет Александра Николаевича, и в его лице всех ветеранов войны, тружеников тыла, всех кто пережил это страшное испытание с Днем Победы! Ваша жизнь, ваш ратный и трудовой подвиг, ваша память была, есть и будет великим достоянием поколений. С праздником Вас, дорогие!

Вспоминая суровые военные годы, Александр Николаевич, как то сразу завёл разговор о железнодорожном вокзале Топчихи.  С него из рода хабазинских крестьян  Грибковых ушли на фронт Николай Антонович, два его сына  Петр, да Александр и брат Василий. Удивительно, но все они стали боевыми офицерами. Старший лейтенант, командир батареи самоходных артиллеристских установок Грибков Петр Николаевич геройски погиб в боях за освобождение Молдавии.  Погиб и  майор Василий Антонович Грибков. Старший лейтенант, командир танкового взвода 645 отдельного краснознамённого гвардейского танкового полка прорыва Грибков Александр Николаевич, провоевав три года, вернулся с фронта в апреле сорок пятого,  почти полностью потеряв зрение. Самым последним, осенью 1946 года, ступил на перрон родного вокзала старший лейтенант интендантской службы Грибков Николай Антонович, отец Александра Николаевича.

Свой боевой путь старший лейтенант  Грибков начал в январе 1942 года. «Так получилось»- вспоминает Александр Николаевич,- «что с началом войны, все мужчины, учителя Чистюньской средней школы, где я заканчивал школу, ушли на фронт, и наш 10 класс распустили по домам. Сидеть дома, и провожать своих близких на фронт было тошно, по этому многие из  нашего класса написали заявления в военный комиссариат о желании идти на фронт добровольцами.

Ребята с. Хабазино в 1941 году. С гармошкой Грибков Александр.

Нас призвали, но на фронт не послали, а отправили в Саратовское танковое училище, после окончания  ускоренного курса, которого в 1943 году мы готовы были бить врага профессионально и со знанием дела, как нам казалось. Но командование вновь сыграло с нами злую шутку. Нас, рвавшихся на фронт младших лейтенантов, отправляют в город  Коломну, обучатся управлять американской техникой. Что ж мы, всю войну будем учиться воевать, а немцев бить другие будут, ворчали мы, отправляясь отрабатывать вождение на американских танках. И вот в июне 1943 года на лендлизовских БМ-24 (американские танки), эшелоном мы отправились к линии фронта. Здесь, на Воронежском фронте перед молодыми танкистами  на скором импровизированном митинге выступили маршал Г.К. Жуков, командующий фронтом  генерал Ватутин, и танковый бог генерал Рыбалко.

Лейтенант Грибков Александр Николаевич

Тогда мы и не подозревали, что всего через несколько дней нам предстоит пройти пекло великой Курской битвы. Мы не были на Прохоровском поле, мы были там, где противник, собрав все резервы, атаковал в самом начале великого сражения. Нам нужно было сдержать натиск. Под напором превосходящих сил противника мы не отступили, а лишь чуть откатились, на 22 километра назад, а потом рванулись вперед, как стрела из натянутого лука, громя и сокрушая противника. Вспомнил бы сейчас что-нибудь, да не могу. В памяти только беспрестанный лязг техники, рев самолетов, разрывы,  жуткий запах гари и разлагающихся трупов. Двенадцать дней, не перестающих не на минуту, ожесточённых боёв. Как жив остался, и то не знаю. Зато всем, кто пережил Курскую битву, и мне в том числе, дали лейтенантов и самое главное,  родные тридцатьчетвёрки (танки т-34). Потом были Харьков, Полтава, Киев, Житомир. Наш гвардейский танковый полк прорыва бросали по всему фронту, как в песне:

Лишь только бой угас

Летит другой приказ

И почтальон сойдет с ума

Разыскивая нас.

Под Винницей, нам, была поставлена задача, захватить, и уничтожить полевой бункер Гитлера. Задача была выполнена, но сражаясь в окружении полк понес огромные потери. В этих боях погиб командир полка полковник Макаров. В этих боях получил свое первое ранение и я. Высунулся, по глупости, из танка, и получил пулю в лоб. Второй раз горел в танке уже в Венгрии. Здесь мне глаза и выжгло, а когда из танка вытаскивали, то успел ещё и  пулю ногой  поймать. Правый глаз  сразу в госпитале удалили, а вот левый по не многу восстановился.

Наградной лист Грибкова Александра Николаевича

Правда,  домой я приехал с госпиталя без очков, но с приобретенной  там же,  лупой, через которую я с трудом рассматривал родную станцию. Победу я встречал уже дома, в родном Алтае. После войны, нас, покалеченных было много, но мы не кисли, мы жили, и страну поднимали. Я закончил экстерном сельскохозяйственный техникум, затем сельскохозяйственный институт в Омске. Получил диплом агронома. Женился, с супругой воспитали четверых детей. Одна из внучек, живет сейчас  во Франции, закончила три высших учебных заведения. Сыновей своих  назвала одного в честь прадеда, то есть меня,  Александром, а другого в честь прапрадеда Николаем». Вот такая она обычная и героическая история обыкновенного алтайского паренька Александра Грибкова, частичка великой войны и великой истории.