Сказ о парфёновском купце — Никулине

 

Наверно нет в Парфёново ни одного человека, которому бы была не знакома фамилия Никулины, хотя, если я не ошибаюсь, жителей с такой фамилией сейчас в селе нет. Не удивляйтесь, речь идёт не о великом артисте Юрии Никулине, а о парфёновском купце Андрее Никулине. Сегодня об этом человеке напоминает, лишь Никулинский  пруд в центре Парфеново,  да рассказы старожилов села, которые ещё помнят в 70-е годы Никулинский магазин, недалеко от плотины, останки Никулинской водяной мельницы, да различные байки  о купце и его детях дошедшие  до них от родителей. Так об одной легенде, связанной с Настей Негодяевой мы писали  ранее. Так кто же такой купец Никулин, как сложилась его судьба и судьба его потомков?

С рассказами и легендами о Никулиных, я познакомился ещё в 2005 году, во время  историко-краеведческой экспедиции школьников. Тогда и появилось желание разыскать хоть какие то сведения об этом таинственном персонаже  истории села Парфёново. Но все следы его канули как в воду. И вот, после публикации легенды о Насте Негодяевой в музей позвонил житель Барнаула Доценко Николай Петрович, который оказался родным   племянником последнему хозяину купеческого  наследства Никулину Ивану Андреевичу. Встреча с Николаем Петровичем и дала мне возможность осуществить свою старую задумку, рассказать о купце парфёновском – Андрее Никулине.

К тому же, в статье «Деловая элита Чистюньки» мы рассказывали о купцах Чистюньских Меркульеве и Кутузове. Что ж – пришло время рассказать и о Никулине.

              Парфёновский купец Андрей Никулин с супругой

Род Никулиных, не из числа старообрядцев старожилов, а из переселенцев с Тамбовской губернии. Из числа тех, кто стоял  у истоков  села Парфеново, а не  Парфеновского станца, состоявшего в основном из сибиряков-старожилов. Точную дату прибытия Никулиных в Парфёново пока установить не удалось. Однако известно, что наиболее удачно судьба сложилась на новом месте у Андрея Никулина. Именно у него в Парфёново, недалеко от пруда стоял большой кирпичный дом, что для сибирской деревне достаточно большая редкость. Рядом магазин, на многие годы, переживший своего хозяина. Уж и Никулиных в селе стали забывать, а как идти за хлебом, так говорили: «Пойду в никулинский за хлебом», или «Пойду к Никулину схожу, хлеба возьму». Снесли его только в конце XX века. Тут же рядом  на платине пруда стояла одна из крупнейших в округе водяных мельниц. Никулин ещё одну мельницу имел, в бору  на Барнаулке, ближе к  с. Зимино. Много таинственных легенд ходило по деревне о той барнаульской водяной мельнице Никулина. Видимо этим не ограничивалось богатство купца. Есть некоторые непроверенные сведения о том, что Никулины имели  отношение и к маслоделию. Одно ясно, был он  самый богатый и известный человек в Парфёново. Старожилы рассказывали мне, о том, что только в доме Никулиных на окнах были красивые шторы (остальные крестьяне в дому штор не имели, а если и вешали наиболее зажиточные, так только на великие праздники. В комнатах купца горели настолько сильные керосиновые лампы, что казалось, будто дом освещался электричеством. В лавке Никулиных можно было приобрести всё, от дорогого материала, до спичек. Продавцы колбасных изделий, как рассказывали старожилы, прежде чем отвесить колбасы, срезали заветренную часть с  колбасной палки в специальную корзину, и в конце рабочего дня отдавали её содержимое  неимущим или нищим. Так появилась присказка «знаток в колбасных обрезках». Сыновей у купца было  двое, Иван и Серафим. Были и  две дочери, но как сложилась их судьба пока остаётся тайной.

                                             дочери купца Никулина

Иван Андреевич рано овдовел, и в 1916 году женился на вдове погибшего в первую мировую войну парфёновца Елене Мекедоновне, в девичестве Даценко. Детей, по видимому, у них не было. Может революция, и война помешали, может ещё что. А вот у Серафима были двое мальчишек. Самого Серафима след теряется в аккурат в гражданскую войну, когда  крестьянские, партизанские отряды оспаривали власть на Алтае  у адмирала Колчака. Неизвестна судьба и  его супруги. А вот дети, здесь загадка. Так в это же время, то есть в 1919-1920 годы, на затерянной в Барнаульском бору никулинской водяной мельнице у Ивана Андреевича и Елены Македоновны появляются двое маленьких детей, мальчишки Николай и Евгений, но по  отчеству Серафимовичи. Это даёт нам право считать, что Иван Андреевич взял на воспитание двух осиротевших племянников. Судьба самого Андрея Никулина и его жены так же теряется, ещё в 1918 году. Куда отбыл купец, как сложилась его судьба, знают, наверное, только внуки. Возможно, нам удастся их разыскать.

Сразу после революции все огромное хозяйство осталось на Ивана Андреевича. Чтоб не попасться под горячую руку советов, он оставляет дом, мельницу, лавку и иное имущество  сельскому совету, а сам уходит с женой Еленой на отдаленную, спрятанную в бору водяную мельницу, где чуть позже и появляются у него на воспитании два племянника. С приходом Красной Армии и организацией Ревкомов,  нависла угроза ареста и над Никулиными. Предупрежденный заранее, Иван Андреевич с женой и племянниками, бросив всё, бежит в Барнаул, где купив маленькую  комнатку в доме напротив Покровского собора, думает переждать преследования. Все со временем стало успокаиваться и забываться. Дети росли, и уже  учились в школе. Но в 1932 году над Никулиными опять сгущаются тучи, и они вновь, бросая всё, бегут почти на другой конец нашей огромной страны, на Кавказ, в Пятигорск. Почему именно туда? Возможно, там уже жил кто-либо из Никулиных, ранее бежавших от преследования. Сразу вспоминается легенда о том, что дочь Никулина Настю, встречали парфеновцы якобы в Пятигорске. Это только легенда, но дыма без огня не бывает. Как утверждает Доценко Николай Петрович, воспитанники Ивана Андреевича, Николай и Евгений Серафимовичи, достигнув, по тем меркам, зрелого возраста – 15 и 16 лет отправились в Москву. Где они, представившись сиротами, крестьянскими детьми, жертвами голодомора поступают учиться в профессиональные училища, окончив которые,  продолжают обучения в техникумах а потом и в высших учебных заведениях. Так Николай Серафимович стал инженером и работал, ни где ни будь, а в одном из Московских военных секретных конструкторских бюро. А его брат, Евгений Серафимович Никулин, закончив высшее инженерное училище имени Баумана, и  уехав в Семфирополь, возглавил известную во всем мире Крымскую астрономическую обсерваторию. На его счету не одно открытие в плане изучения нашего светила, Солнца.

А что же Иван? Какие новые коленца выбросила его судьба? В Пятигорске он с супругой прожил до Великой отечественной войны, и спасаясь от оккупации, в 1942 году уехал в Киргизию, в город Фрунзе, где в 1947 году, рабочим в артели по изготовлению игрушек, и  закончил свой жизненный путь. Все время, с момента, когда покинул он, преследуемый властями, родное Парфёново, Иван Андреевич панически боялся ареста. Этот страх преследовал его до самой смерти. Супруга его Никулина Елена Македоновна  (урожденная Доценко), вернулась в 1949 году к племяннику Доценко Петру Васильевичу  в Топчиху. Прожив в райцентре два года, она переехала  с ним   в Барнаул, где в спокойствие и окружении близких тихо покинула сей мир.

Вот так, с крутыми зигзагами и многими неразгаданными тайнами сложилась судьба семьи парфеновского купца Андрея Никулина. Чем не свои «Тени исчезают в полдень».